Еван­гель­ское чте­ние на Ли­тур­гии

Ин.9:1-38. 


[В то вре­мя] про­хо­дя, [Иисус] уви­дел че­ло­ве­ка, сле­по­го от рож­де­ния. Уче­ни­ки Его спро­си­ли у Него: «Рав­ви! Кто со­гре­шил: он или его ро­ди­те­ли, из-за че­го он и ро­дил­ся сле­пым?» От­ве­тил Иисус: «Ни он не со­гре­шил, ни ро­ди­те­ли его, но [это для то­го], чтобы яв­ле­ны бы­ли де­ла Бо­жии на нем. Нам [Мне] сле­ду­ет тво­рить де­ла По­слав­ше­го Ме­ня, по­ка ещё день[1]; при­хо­дит ночь, ко­гда ни­кто не мо­жет де­лать. По­ка Я в ми­ре, Я – свет ми­ру»[2].

Ска­зав это, Он плю­нул на зем­лю, сде­лал грязь[3] из слю­ны и по­ма­зал гря­зью гла­за сле­по­му; и ска­зал ему: «Иди, умой­ся в ку­пальне Си­ло­ам»; что зна­чит в пе­ре­во­де «По­слан­ный»[4]. Он по­шел и умыл­ся, и вер­нул­ся зря­чим.

Тут со­се­ди и ви­дев­шие его рань­ше, по­то­му что он был по­про­шай­ка, ста­ли го­во­рить: «Не тот ли это, кто здесь си­дит и про­сит ми­ло­сты­ню?» Од­ни го­во­ри­ли: «Это он», а дру­гие: «Нет, но по­хож на него». Он же го­во­рил: «Это я». То­гда спра­ши­ва­ли у него: «Как же от­кры­лись твои гла­за?»

Он от­ве­тил: «Че­ло­век, на­зы­ва­е­мый Иисус, сде­лал грязь, по­ма­зал мне гла­за и ска­зал мне: «Иди в Си­ло­ам и умой­ся». Я по­шёл и умыв­шись, про­зрел». То­гда они ска­за­ли ему: «Где Он?» Он го­во­рит: «Не знаю». По­ве­ли это­го быв­ше­го слеп­ца к фа­ри­се­ям. А бы­ла суб­бо­та, ко­гда Иисус сде­лал грязь и от­крыл ему гла­за.

Вновь спра­ши­ва­ют его так­же и фа­ри­сеи: «Как он про­зрел». Он же ска­зал им: «Грязь по­ло­жил Он мне на гла­за; и я умыл­ся, и ви­жу». То­гда неко­то­рые из фа­ри­се­ев го­во­ри­ли: «Не от Бо­га Этот Че­ло­век, по­то­му что суб­бо­ту не со­блю­да­ет». Дру­гие же го­во­ри­ли: «Как мо­жет че­ло­век греш­ный тво­рить та­кие зна­ме­ния?» И воз­ник меж­ду ни­ми раз­дор.

То­гда сно­ва го­во­рят сле­по­му: «Что́ ска­жешь о Нем ты, Он ведь от­крыл те­бе гла­за?» И тот ска­зал: «Он – про­рок».

Но иудеи не по­ве­ри­ли, что он был слеп и про­зрел, по­ка не при­зва­ли ро­ди­те­лей са­мо­го про­зрев­ше­го и не спро­си­ли их: «Ваш ли это сын, о ко­то­ром вы го­во­ри­те, что он ро­дил­ся сле­пым? Как же он те­перь ви­дит?»

Ро­ди­те­ли его ска­за­ли им в от­вет: «Мы зна­ем, что это наш сын и что он ро­дил­ся сле­пым; а как он те­перь ви­дит, не зна­ем, или кто от­крыл ему гла­за, мы не зна­ем. Его спро­си́те, он взрос­лый, сам о се­бе ска­жет». Так от­ве­ча­ли ро­ди­те­ли его, по­то­му что бо­я­лись иуде­ев; ведь иудеи уже сго­во­ри­лись: ес­ли кто ис­по­ве­да­ет (приз­на́ет) Его Мес­си­ей (Хри­стом), да бу­дет от­лу­чен от си­на­го­ги. Из-за это­го ро­ди­те­ли его и ска­за­ли: «Он взрос­лый, его спро­си́те».

Итак, при­зва­ли быв­ше­го сле­по­го вто­рич­но и ска­за­ли ему: «Воз­дай сла­ву Бо­гу[5]; мы зна­ем, что Че­ло­век Тот – греш­ник». Он же от­ве­тил: «Греш­ник ли Он, я не знаю; од­но знаю, что я был слеп, а те­перь ви­жу».

Сно­ва спро­си­ли его: «Что он сде­лал те­бе? Как от­крыл те­бе гла­за?» Он от­ве­тил им: «Я уже ска­зал вам, и вы не услы­ша­ли. Что́ опять хо­ти­те слы­шать? Не же­ла­е­те ли и вы стать Его уче­ни­ка­ми?»

И об­ру­га­ли они его и ска­за­ли: «Это ты Его уче­ник, а мы уче­ни­ки Мо­и­сея. Мы зна­ем, что Мо­и­сею го­во­рил Бог; Это­го же мы не зна­ем, от­ку­да Он». [Про­зрев­ший] че­ло­век ска­зал им в от­вет: «Это и уди­ви­тель­но, что вы не зна­е­те, от­ку­да Он, а Он от­крыл мне гла­за. Но мы зна­ем, что греш­ных Бог не слы­шит; но слу­ша­ет то­го, кто чтит Бо­га и тво­рит Его во­лю. От ве­ка не слы­ха­но, чтобы кто от­крыл гла­за сле­по­рож­ден­но­му. Ес­ли бы не был Он от Бо­га, не мог бы тво­рить ни­че­го». Они от­ве­ти­ли и ска­за­ли ему: «В гре­хах ты весь ро­дил­ся, и ты ещё учишь нас?!» И вы­гна­ли его вон.

Услы­шал Иисус, что вы­гна­ли его вон, и, най­дя его, ска­зал: «Ты ве­ришь в Сы­на Че­ло­ве­че­ско­го?» Тот от­ве­тил и ска­зал: «А кто Он, Гос­по­ди, чтобы я уве­ро­вал в Него?» Ска­зал ему Иисус: «Ты уви­дел Его, и Он го­во­рит с то­бою». Он же ска­зал: «Ве­рую, Гос­по­ди!» И по­кло­нил­ся Ему.


Про­зрев­ший сле­пой и сле­пые зря­чие

Бо­го­слу­жеб­ной те­мой ше­стой неде­ли Пас­халь­но­го цик­ла яв­ля­ет­ся еван­гель­ский рас­сказ об ис­це­ле­нии, со­вер­шен­ном Иису­сом Хри­стом неза­дол­го до окон­ча­ния Сво­е­го об­ще­ствен­но­го слу­же­ния, ве­ро­ят­но, в де­каб­ре 29 го­да. Это про­изо­шло в Иеру­са­ли­ме, на празд­ни­ке Об­нов­ле­ния Хра­ма («Ха­нук­ка»), уста­нов­лен­ном в честь осво­бож­де­ния в 164 го­ду до н. э. иудей­ским во­е­на­чаль­ни­ком Иудой Мак­ка­ве­ем Свя­то­го Го­ро­да и воз­об­нов­ле­ния бо­го­слу­же­ний в Иеру­са­лим­ском Хра­ме. Тре­мя го­да­ми ра­нее (167 до н. э.) он был раз­граб­лен и осквер­нен си­рий­ским ца­рём Ан­тиохом IV Епи­фа­ном, пре­вра­тив­шим его в храм Зев­са Олим­пий­ско­го[6].

По­вест­во­ва­ние еван­ге­ли­ста Иоан­на (Ин.9:1-38), чи­та­е­мое се­го­дня за вос­крес­ной Ли­тур­ги­ей, срав­ни­ва­ет ис­це­ле­ние сле­по­рож­ден­но­го с ду­хов­ным про­зре­ни­ем че­ло­ве­ка. Это зна­ме­на­тель­ное со­бы­тие, ко­то­ро­му Цер­ковь не слу­чай­но по­свя­ща­ет по­след­нее вос­кре­се­нье пе­ред от­да­ни­ем празд­ни­ка Пас­хи (и празд­ни­ком Воз­не­се­ния), со­дер­жит це­лый ряд глу­бо­ко сим­во­ли­че­ских и на­зи­да­тель­ных ре­а­лий.

Иисус Хри­стос, ска­зав­ший о Се­бе, что Он – «Свет ми­ру», да­ру­ет воз­мож­ность ви­деть ма­те­ри­аль­ный свет и мир во­круг се­бя че­ло­ве­ку, ли­шен­но­му это­го ве­ли­ко­го бла­га, ко­то­рое мы, зря­чие, вос­при­ни­ма­ем как нечто са­мо со­бою ра­зу­ме­ю­ще­е­ся. Этот ис­клю­чи­тель­ный слу­чай, тре­бо­вать по­вто­ре­ния ко­то­ро­го мы не в пра­ве, стал для ис­це­лен­но­го сту­пе­нью к неиз­ме­ри­мо бо­лее важ­но­му про­зре­нию – про­зре­нию ду­хов­но­му. Умыв­шись в ис­точ­ни­ке Си­ло­ам (что в пе­ре­во­де зна­чит «По­слан­ный»!), он не толь­ко об­рёл зре­ние, но и уве­ро­вал в по­слан­ни­че­ство в мир Сы­на Бо­жия, а книж­ни­ки и учи­те­ля на­ро­да, гор­див­ши­е­ся сво­ей на­чи­тан­но­стью в Свя­щен­ном Пи­са­нии, оста­лись ду­хов­но сле­пы, хо­тя и бы­ли зря­чи всю жизнь.

Ду­хов­ное про­зре­ние невы­но­си­мо труд­но: здесь и необ­хо­ди­мость от­ка­зать­ся от уба­ю­ки­ва­ю­щих сте­рео­ти­пов, и страх пе­ред тем, что мо­жет от­крыть­ся вдруг пе­ред то­бою и с бес­по­щад­но­стью вы­свет­лить ме­лоч­ность и ни­чтож­ность всей жиз­ни. Нет, луч­ше не ви­деть и не знать, – Веч­ность и Сво­бо­да бес­ко­неч­но страш­ны для че­ло­ве­ка! Пусть все идет при­выч­ным че­ре­дом. Жал­кая, но неиз­быв­ная в че­ло­ве­че­ской ис­то­рии ло­ги­ка.

Прой­дет несколь­ко дней, и бо­го­слу­жеб­ное чте­ние празд­ни­ка Воз­не­се­ния Гос­под­ня вновь на­пом­нит нам о неве­ро­ят­ных, по­рою буд­то бы необъ­яс­ни­мых, труд­но­стях, ко­то­ры­ми со­про­вож­да­лось ду­хов­ное про­зре­ние да­же апо­сто­лов из чис­ла Две­на­дца­ти, бли­жай­ших уче­ни­ков Хри­сто­вых. Ра­зу­ме­ет­ся, ис­то­ри­че­ски их страх и ошиб­ки вполне объ­яс­ни­мы, но мо­жет ли это те­перь, в на­ча­ле уже тре­тье­го ты­ся­че­ле­тия Хри­сти­ан­ской эры, слу­жить оправ­да­ни­ем на­шей ум­ствен­ной сле­по­ты и нрав­ствен­ной кос­но­сти?

В сре­ду ше­стой сед­ми­цы, на­ка­нуне празд­ни­ка Воз­не­се­ния Гос­под­ня, со­вер­ша­ет­ся От­да­ние Пас­хи. В по­след­ний раз зву­чат пас­халь­ные пес­но­пе­ния, и вы­хо­дит из хра­ма пас­халь­ный крест­ный ход, чтобы сно­ва по­вто­рить­ся лишь по ис­те­че­нии бес­ко­неч­но дол­го­го – и од­новре­мен­но столь крат­ко­го – го­да, жду­ще­го нас впе­ре­ди.


Юрий Ру­бан,
канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия

скачать dle 11.1смотреть фильмы бесплатно